Проблемы внедрения МСА в России

    Слово «внедрение» в русском языке часто означает проникновение чего-то в среду, которая активно сопротивляется этому проникновению. Такая картина хорошо отражает попытки внедрить МСА в работу российских аудиторов. Вот уже много лет не прекращаются споры о том, что внедрять, как внедрять и, что самое главное, нужно ли внедрять. Обсудим эти вопросы.
    Итак, следует ли внедрять международные подходы к аудиту в России? Вопрос отчасти риторический. Ни для кого не секрет, что российская экономика нуждается в западных инвестициях. Инвестиции в конкретные предприятия подразумевают, получение прибыли на вложенные средства. Объективным документом, отражающим положение предприятия и результаты его хозяйственной деятельности, должна служить бухгалтерская отчетность. Сторонние инвесторы заинтересованы в том, чтобы бухгалтерскую отчетность можно было назвать достоверной. Для этого отчетность следует составлять, пользуясь понятными для западных инвесторов правилами, и подтверждать достоверность такой отчетности, т.е. проводить аудит, с использованием тех же процедур, что и на Западе. В то же время не только иностранные, но и российские инвесторы должны быть заинтересованы в достоверной отчетности российских предприятий и в добросовестном ее аудите. Таким образом, необходимость единых подходов к аудиту у нас и за рубежом на первый взгляд представляется очевидной.
    Тем не менее, у данной точки зрения есть противники, которые считают, что специфика России и нынешний уровень ее экономического развития делают нецелесообразным или невозможным применение в нашей стране МСА или местных стандартов, основанных на МСА. В этом есть много верного: большинство клиентов гораздо сильнее заинтересовано в налоговых проверках и оптимизации налогов, чем в абстрактном «подтверждении достоверности», тем более, что для экономии на налогах куда как выгоднее иметь заведомо недостоверную отчетность. Квалифицированных инвесторов, которые действительно анализировали бы баланс и данные о прежних прибылях предприятия, чтобы принять решение об инвестировании в него, у нас практически нет. Даже клиенты, не связывающиеся с «черными» (заведомо недобросовестными) аудиторами, зачастую не готовы платить им те реальные денежные суммы, в которые может обойтись аудит по стандартам.
    Со всем этим нельзя не согласиться, но, по нашему мнению, дилемма на самом деле такова. Либо мы и впрямь подтверждаем достоверность бухгалтерской отчетности в тех случаях, когда пользователи такой отчетности в этом нуждаются, соблюдаем набор необходимых формальных требований (планируем, документируем, собираем аудиторские доказательства, контролируем качество и пр.) и тогда с полным основанием называем это аудитом. Либо мы выполняем сиюминутные требования клиентов по налоговым проверкам и бухгалтерским консультациям, но тогда мы обязаны называть это специальным аудитом, согласованными процедурами, оказанием сопутствующих услуг и др. Соответственно, в последнем случае аудитор не имеет права выдавать по результатам работы аудиторское заключение, которое предусмотрено Временными правилами аудиторской деятельности в Российской Федерации и Порядком составления аудиторского заключения. Аудитор в этой ситуации должен, напротив, указать в заключении, что мнение о достоверности отчетности в целом он высказать не вправе, а заключение должен готовить в соответствии со стандартом о специальных аудиторских задания.
    Умышленно создавать в глазах мирового сообщества видимость того, что определенная часть российских аудиторов занимается аудитом, тогда как нет гарантий соблюдения ими общепризнанных стандартов, было бы, на наш взгляд, неправильно. Многим российским предприятиям, аудит которых обязателен, но на самом деле в классическом понимании не нужен, поэтому честнее будет изменить критерии обязательного аудита, уменьшив круг предприятий, подлежащих ему. Однако ни в коем случае нельзя снижать требования к аудиту, ссылаясь на российские условия.
    Итак, мы рассмотрели вопрос, нужно ли вообще внедрять МСА в России. Теперь поговорим о взглядах специалистов на то, как именно следует внедрять стандарты. Здесь возможны два подхода — постепенный и силовой.
    Сторонники постепенного подхода приводят в пример аудит, который начал формироваться на Британских островах 150 лет назад. Они предлагают, чтобы переход к стандартам осуществлялся по мере возникновения потребностей в аудите по стандартам, т.е. по мере развития экономики, появления квалифицированных инвесторов и пр. Значительная роль в подготовке, пропаганде и собственно внедрении стандартов отводится общественным организациям аудиторов. Предполагается, что клиенты сами не захотят иметь дело с аудиторскими фирмами, которые работают не по стандартам, а общественные организации будут изгонять таких аудиторов из своих рядов. Подобная ситуация сейчас сложилась, например, в Великобритании и США.
    Здесь можно привести следующую аналогию. Качество товаров, работ и услуг (в самом широком смысле) в рыночной экономике регулируется рыночными отношениями. Халтурщики и бракоделы должны проигрывать в конкурентной борьбе, поскольку о них распространяется дурная слава, и они должны лишаться клиентов вне зависимости от того, идет речь о торговле электроникой или куриными окорочками, оказании медицинских или консалтинговых услуг.
    Если следовать этой логике, то может возникнуть вопрос: зачем нам государственные меры по защите прав потребителя, аттестация и лицензирование, санитарный и любой другой государственный контроль? Ответ прост: мы не можем ждать, пока рыночные отношения поставят все на свои места, и спокойно смотреть, как кто-то продает потребителю пищевую продукцию, заведомо не отвечающую санитарным нормам, и кому-то аудиторское заключение подписывает лицо, не имеющее необходимых образования и подготовки, либо когда под названием «аудит» проводится нечто, не являющееся аудитом в том смысле, который вкладывают в это слово бизнесмены экономически развитых стран.
    Мы полагаем, что при внедрении МСА в России должны применяться элементы принуждения. Это неизбежно в условиях, когда многие клиенты не понимают сущности классического аудита, а во многих случаях где заинтересованы в его проведении. Кроме того, аудиторы России еще не имеют традиций работы в соответствии с общепринятыми в развитых странах этическими нормами, а работа по МСА объективно ведет к усложнению и удорожанию аудита и, следовательно, ухудшает позиции аудиторов в конкурентной борьбе с теми, кто не соблюдает в работе стандарты.
    Ключевой проблемой при внедрении МСА является контроль выполнения стандартов аудиторскими фирмами. Кто именно должен осуществлять такой контроль: государственные органы или общественные организации аудиторов? Каждый из двух вариантов имеет свои достоинства и недостатки. С одной стороны, можно ожидать, что сотрудники государственных органов в ходе проверок качества будут отстаивать государственные интересы и не будут заинтересованы в отстаивании чести мундира того или иного аудиторского объединения. С другой стороны, на сегодня квалификация работников государственных контрольно-ревизионных органов не всегда позволяет им разбираться в тонкостях методики аудита. Не в состоянии государство и ассигновать сколько-нибудь значительные средства на рост штата таких государственных проверяющих. У некоторых аудиторов возникают опасения, что конфиденциальная информация, полученная проверяющими в процессе работы, может быть использована во вред клиентам аудиторов, например сведения об обнаруженных нарушениях могут быть сообщены органам налогового контроля.
    Окончательно перечисленные проблемы решатся только тогда, когда вопросы качества аудита будут урегулированы на законодательном уровне. Нам кажется, что целесообразно разумное сочетание государственных и общественных методов контроля. С одной стороны, было бы правильно передать контроль качества аудита некоторым наиболее авторитетным общественным объединениям. С другой стороны, следовало бы наделить высший государственный орган регулирования аудиторской деятельности полномочиями отбирать право на контроль качества аудита у тех общественных объединений, которые скомпрометировали себя потворством своим членам либо другими неблаговидными действиями, и напротив, пролонгировать такое право для организаций, делом доказавших свою взыскательность и нетерпимость к нарушителям стандартов. Что касается лицензированных аудиторов и аудиторских фирм, почему-либо не вошедших в объединения, наделенные правом проверки, то их могли бы напрямую контролировать государственные органы, но с привлечением к работе комиссий или групп квалифицированных специалистов общественных объединений, у которых хорошая репутация.
    Пока у нас нет стройной системы контроля качества аудита и, следовательно, нет возможности дать ответ на вопрос: каков процент российских аудиторских фирм, действительно работающих по стандартам, а кто лишь декларирует это? Осенью 2000 г. московское представительство Всемирного банка проверило несколько десятков российских аудиторских фирм, которые хотели бы получить право аудировать проекты Всемирного банка в России, на предмет соответствия их работы МСА. Проверку проводили как иностранные, так и аттестованные на Западе российские специалисты. Все они не зависели ни от российских государственных органов, ни от каких-либо общественных объединений, ни, естественно, от тех, кого проверяли. Проверке подлежали рабочие аудиторские файлы, внутренние инструкции и процедуры, соблюдение этих инструкций и процедур. Программу проверки и состав проверяемых документов до начала работы проверяемым не сообщали. ИТАР-ТАСС 2 ноября обнародовало наименования фирм, которые прошли проверку. Это оказались пять российских фирм, входящих в «большую пятерку», и еще шесть чисто российских аудиторских фирм: «МКД» из Санкт-Петербурга, а также московские организации «Топ-аудит», «Русаудит, Дорн-хофф», «Руфаудит», «ФБК» и «ЮНИКОН/МС Консультационная Группа». По понятным причинам мы не считаем возможным сообщить перечень проигравших участников конкурса, но заметим, что, во-первых, прошла проверку меньшая часть претендентов и, во-вторых, среди отсеянных организаций было много известных фирм, которые на протяжении последних лет неоднократно заявляли о полном соответствии своей работы МСА. Нетрудно предположить, что среди нескольких тысяч лицензированных российских фирм и индивидуалов очень мал процент тех, кто работает по стандартам, тем более, что многие и не претендуют на это.
    Наконец, рассмотрим вопрос о том, какие именно стандарты аудита следует внедрять в России.
    Авторам чаще всего приходилось сталкиваться с двумя точками зрения российских аудиторов относительно проведения аудита в соответствии с МСА. Некоторые российские аудиторы убеждены, что они и так давно работают на уровне международных стандартов. И хотя они не читали текста МСА и не знают, что там написано, это не уменьшает такой их уверенности. Показателем соблюдения стандартов, как считают эти аудиторы, служит то, что клиенты довольны и не имеют претензий к качеству их работы.
    Другая часть российских аудиторов признает, что не придерживается в своей работе МСА, но полагает, что это и не требуется, поскольку аудиторская деятельность в России имеет свои особенности. Выше мы уже критиковали такую позицию.
    Таким образом, одна из проблем, связанных с внедрением МСА в российскую практику, достаточно банальна: зачастую иностранцы просто не представляют себе, что уже сделано в нашей стране в области разработки и создания собственных стандартов, российские же аудиторы плохо представляют себе, что понимается под МСА. Кроме того, далеко не все российские аудиторы хорошо знакомы даже с отечественными правилами (стандартами) аудиторской деятельности, хотя они опубликованы на русском языке и не раз комментировались специалистами.
    Итак, на сегодня в России существуют три общедоступных комплекта аудиторских стандартов:
    1) дословный перевод МСА на русский язык издания 1999 г., одобренный Международной ассоциацией бухгалтеров, которая выпускает данные стандарты;
    2) Правила (стандарты) аудиторской деятельности, одобренные Комиссией по аудиторской деятельности при Президенте РФ, являющиеся адаптированным к российским условиям пересказом МСА;
    3) стандарты аудита, подготовленные специалистами Российской коллегии аудиторов, представляющие собой перевод издания МСА 1994 г., снабженные в необходимых случаях комментариями или пояснениями.
    В разных странах подход к использованию стандартов аудита может быть различен. В наиболее экономически развитых странах применяют самостоятельно разработанные и утвержденные стандарты, которые весьма близки к МСА по содержанию, хотя могут значительно отличаться от них по форме. В развивающихся странах в качестве национальных стандартов часто утверждают МСА с комментариями или без таковых. Комиссия по аудиторской деятельности при Президенте РФ избрала путь самостоятельной разработки правил (стандартов), подготовленных на базе МСА.
    Возьмем на себя смелость заявить следующее: для того чтобы российский аудит отвечал международным требованиям не важно, какие именно из трех перечисленных выше комплектов стандартов применяют аудиторские фирмы. Важно, чтобы эти фирмы действительно работали по стандартам, поскольку в основе всех трех комплектов лежат МСА, адаптированные или не адаптированные к российской специфике. Если нам удастся добиться того, чтобы все российские фирмы, которые ставят свои подписи под официальными аудиторскими заключениями, соблюдали стандарты и это подтверждалось результатами объективных проверок, то потребовался бы минимум усилий для устранения «косметических» различий между стандартами и полного перехода на работу в соответствии с МСА.
    Дабы показать близость российских Правил (стандартов) аудиторской деятельности к МСА, мы решили провести анализ сходства и различия этих документов, а также прокомментировать в некоторых случаях причины расхождений. (Насколько нам известно, в данной работе такой анализ проводится впервые.)
    Для удобства изложения разобьем все стандарты на три группы:
    1) российские Правила (стандарты) аудиторской деятельности, близкие по содержанию к соответствующим МСА;
    2) российские Правила (стандарты) аудиторской деятельности, отличающиеся в каких-либо существенных аспектах от МСА, аналогом которых они являются;
    3) российские Правила (стандарты) аудиторской деятельности, не имеющие аналогов среди МСА, и МСА, не имеющие аналогов среди российских стандартов.
    Следует оговориться, что разработчики российских Правил (стандартов) не ставили своей целью подготовить документы, близкие к дословному переводу международных прототипов. В первую очередь был изменен стиль — от повествовательной формы изложения, принятой для МСА, составители отечественных стандартов перешли к директивному языку, более характерному для российских регламентирующих документов. В ряде случаев претерпела изменение структура исходного документа: в российском варианте избрали порядок изложения, более удобный для нашего читателя. Описание каких-то моментов, рассчитанное на западного читателя, было опущено, а какие-то вопросы, лишь упомянутые в МСА как очевидные и понятные, в российском документе рассмотрены более подробно. По этим причинам мы не стали указывать все существующие текстовые различия между отечественными Правилами (стандартами) и МСА, а придерживались следующего основного принципа: позволяет или не позволяет работа по конкретному Правилу (стандарту) прийти в существенных аспектах к тем же результатам, которых требовала бы работа по соответствующему МСА.
    Предлагаемый далее анализ неизбежно субъективен (как, впрочем, и многое в аудите), поскольку трудно установить четкие» критерии, по которым можно судить, насколько по существу отличается российский документ от международного. Тем не менее проведенное исследование должно облегчить задачу специалистов, которые захотят самостоятельно убедиться в соответствии российских Правил (стандартов) аудиторской деятельности МСА. Кроме того, мы надеемся, что предлагаемая вниманию читателя работа внесет посильную лепту в нелегкий процесс внедрения МСА в практику работы российских аудиторов.

    05.04.2011
© 2012-2016 Помощь бухгалтеру buhbest.com